Октябрь 02, 2014

Наш собеседник – первый заместитель Генерального конструктора – Генерального директора КБЮ по системному проектированию Александр Павлович Кушнарёв, которому недавно исполнилось 50! Чтобы разговор получился содержательным и при этом не затянулся, мы заранее спроектировали интервью. То есть решили показать нашего главного проектанта в трёх проекциях на плоскость газетной полосы, хотя для многогранной фигуры даже кинопроекции будет недостаточно…

 

Проекция 1. Первые шаги

–  Александр Павлович, кем вы мечтали стать в детстве? Надо полагать, что профессии проектанта в списке не было…

– Кто такой проектант, я осознал только во время учебы на физтехе. Но в школьные годы меня привлекали астрономия и космос.

– Что вы знали о ракетах до поступления на физтех?

– В объеме школьной программы по физике, а также в объеме той дозированной информации, которая предоставлялась СМИ тогдашнего СССР – в основном сообщения об успешно выполненных пусках РН с пилотируемыми и грузовыми космическими кораблями и аппаратами, автоматическими межпланетными станциями.

– Легко ли вам училось или на пути к сложной профессии ракетчика встречались точки бифуркации, когда хотелось перейти, скажем, на филфак?

– Легко даётся то, что нравится. Так что моя учёба шла легко, особенно на старших курсах, когда фундаментальные дисциплины сменились спецкурсами. Поэтому точек раздвоения не было, хотя, кроме физтеха, в университете много интересных факультетов. Бифуркации же появились в момент, когда пришлось решать, куда идти после защиты дипломного проекта. Но я не стал торопиться и дал себе небольшую отсрочку – пошел служить в армию. Служить довелось на Байконуре, так что университетскую теорию я закрепил практикой, участвуя в реальных пусках космических аппаратов. 

– Что вам дал армейский опыт?

– Прежде всего, уверенность в своих силах (отношения в коллективе, выполнение служебных и профессиональных обязанностей), т.к. служба началась сразу же после окончания ДГУ и, по сути, явилась началом моей трудовой деятельности;

– возможность «воочию видеть за небо шаги» и даже пощупать то, что отправляется в космос;

– понимание того, что такое космический ракетный комплекс и каким образом обеспечивается его эксплуатация;

– решение о том, чем дальше заниматься в этой жизни: под конец службы решил, что пойду работать в КБЮ.

 

Проекция 2. Первые успехи

– Совпадает ли тогдашнее впечатление о КБЮ с нынешним?

– К первым впечатлениям о КБЮ я уже был несколько подготовлен (физтех, служба на Байконуре, общение с работниками КБЮ и других ракетно-космических предприятий). Но, как всегда, во время больших перемен несколько волновала неизвестность, некоторое время ушло на то, чтобы понять суть моих профессиональных обязанностей, а также кто и чем занимается на предприятии. Также меня поразило то, что мои однокурсники, работающие в КБЮ, за время, пока я «отдыхал на Байконуре», превратились в довольно матёрых инженеров и конструкторов. Это, конечно же, было хорошим стимулом для того, чтобы поскорее вспомнить, что такое стрингеры и шпангоуты и зачем они нужны ракете. Тогда, в 1989-м, в КБ было много молодежи, выпускников различных вузов страны, и все были полны надежд и оптимизма. Если же сравнивать с сегодняшним днем, то КБЮ остается КБЮ, несмотря на совершенно другие внешние условия и некоторые внутренние изменения.

– С точки зрения здравого смысла тонкостенный цилиндр, наполненный взрывоопасной смесью, на старте должен сдетонировать. Но каким-то непостижимым образом ракета выводит космический аппарат на орбиту… В общем, вопрос такой: случались ли в вашей работе драматические моменты?

– Напряженных моментов было много – это и текущая работа, и командировки, и встречи с заказчиками. Что-то выделять, я думаю, нет смысла. А наиболее драматичным моментом была авария в 1998 году РН «Зенит», которая должна была вывести на орбиту 12 КА «Глобалстар». Для меня это был первый пуск изделия, в разработке которого я принимал участие («чистый» головной обтекатель, адаптер и диспенсер КА). Для КБ «Южное» это был первый большой контракт с зарубежной компанией и первый коммерческий пуск. В течение трех лет нашими специалистами была разработана и отработана уникальная система, обеспечивающая выведение на заданную орбиту 12 довольно больших (каждый из них весил около полутонны) космических аппаратов таким образом, чтобы обеспечить требования Заказчика по безударности и ориентации КА при отделении и последующего орбитального движения без их взаимных столкновений. При этом также впервые была комплексно решена задача обеспечения чистоты подобтекательного пространства и поверхностей КА. Но отказ системы управления в процессе первого пуска «Зенит» с космическими аппаратами «Глобалстар» не позволил довести работу до победного финиша. Хотя, как говорят мудрецы: отрицательный результат – тоже результат, и в конечном итоге мы приобрели новые знания и бесценный опыт.

– Украинские ракеты издавна соревнуются с американскими, хотя последние выросли на немецком генеалогическом древе. А чем отличаются заокеанские проектанты от наших?

– Если быть корректным, то и российские, и украинские ракеты «выросли» из немецкой V-2 (королёвская Р-1, которую в 50-х годах изготавливал Южмаш, была её советской копией). Поэтому Вернер фон Браун является «прадедом» современных ракетостроителей, а его детище, ракета V-2, – «бабкой» или «прабабкой» всех сегодняшних ракет.

По поводу сравнения наших проектантов и американских: по большому счету, задача, которую должны решать и те и другие, одна и та же – исходя из выдвинутых требований и имеющихся возможностей для их выполнения обеспечить оптимальную разработку. Есть особенности, связанные с организационной структурой и традициями. Насколько мне известно, организационные структуры американских компаний построены в основном на  проектном (от слова "проект", синонимы – "программа", "тема") принципе, в отличие от используемого у нас функционального. Поэтому от американского инженера требуется более высокий уровень универсальности с целью минимизации количества участников проекта. Участвуя в проекте от начала его реализации до завершения, американский инженер, в крайнем случае, будет и проектантом, и расчетчиком, и конструктором, и  даже испытателем. Не исключено, что он поработает и на этапе эксплуатации. Но судя по результатам, оба принципа имеют право на жизнь.

– Назовите главное качество настоящего проектанта?

– Прежде всего, хочу процитировать Владимира Георгиевича Гудима, начальника лаборатории, а затем отдела 102: «Проектант никогда не должен говорить: «Это не мой вопрос!». То есть проектант несет ответственность за все проблемы и вопросы, которые связаны с принятыми в начале разработки проектными решениями, независимо от того, на каком этапе реализации проекта они возникли – эскизного проекта, разработки конструкторской документации, наземной экспериментальной отработки, изготовления серийной матчасти или эксплуатации.

– Что, на ваш взгляд, надо делать сегодня, чтобы неминуемое завтра не застало нас врасплох?

– Прежде всего, нужно обеспечить жизненное функционирование как КБЮ, так и ЮМЗ. Для этого нужно иметь хотя бы минимальный уровень заказов. Далее необходимо заниматься постепенным внедрением прогрессивных производственных технологий, перспективных материалов, конструкций, систем, ярких технических решений, свежих идей, которые позволят снизить стоимость создания новых комплексов, изготовления серийных изделий и их эксплуатации, а также повысить их технические характеристики. Это обеспечит повышение уровня конкурентоспособности нашей продукции, а значит, принесёт новые выгодные заказы.

– Карьерный рост требует усилий. Ваши усилия блестяще оправдались. А в чём секрет успеха?

– Никаких секретов нет. Работая в КБЮ, меньше всего думаю о карьерном росте. Никогда не стремился получить более высокую должность. Свои назначения на руководящие должности всегда воспринимал и воспринимаю как некий аванс, который мне еще предстоит отработать.

– Участие в каких проектах доставило вам настоящую радость и почему?

– Это проекты, в которых я принимал участие с самого начала их реализации и которые были доведены до этапа эксплуатации –  «Глобалстар», «Наземный старт», «Таурус-2».

 

Проекция 3. Первые итоги

– Когда-то вы успешно занимались лёгкой атлетикой, а потом, уже в зрелые годы, вспомнили молодость и вновь добились поразительных результатов. Это что: вызов обстоятельствам, желание повернуть время вспять или второе дыхание?

– Для корректности я бы убрал слово «успешно», поскольку олимпийским чемпионом стать не удалось (улыбается). Зато удалось стать  приверженцем здорового образа жизни. Конечно же, не хватало регулярности в занятиях. А присоединение четыре года назад к ветеранскому спортивному движению, которое в отличие от обычного фитнеса включает и участие в соревнованиях, позволило, начав однажды «с понедельника», не прекращать тренировки через месяц или полгода, как это было ранее. Ветеранский спорт для меня, прежде всего, это – здоровый образ жизни, общение, дополнительный стимул для развития.

– Поддерживаете ли вы спортсменов своего комплекса или считаете, что в рыночных условиях любые помехи работе должны жёстко устраняться?

– Мое мнение: и на предприятии, и в стране в целом необходимо максимально поддерживать развитие массового спорта (фитнеса или физкультуры, как мы привыкли это называть), в том числе ветеранского, как это делается во многих странах мира. И поверьте, что кроме гуманистических тут есть и существенные экономические резоны.

– Позвольте полюбопытствовать, какие?

– Ответ прост: здоровый человек не только быстрее копает, но и быстрее соображает, как это сделать с наименьшими затратами, что в нашем проектантском деле едва ли не главное. 

– Кого бы вы могли назвать своим главным наставником не только в работе, но и в жизни?

– И на работе, и в жизни были и есть люди, у которых я чему-то научился и продолжаю учиться. Но все же главными учителями считаю своих родителей, не только потому, что они меня конкретно чему-то научили, а прежде всего благодаря им я выработал свое отношение к людям и окружающему миру.

– В незапамятные времена Эврипид бросил бессмертную фразу: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты». А кто ваши друзья?

–  Это те, с кем я рос, учился, служил, работаю, занимаюсь спортом, общаюсь. Это те, на кого можно положиться в критической ситуации.

–  Александр Павлович, вы родились в небольшом селе Дмитровка Петропавловского района Днепропетровской области, но это не помешало вам стать первым заместителем Генерального конструктора КБ «Южное». Более того, в Дмитровке родились и выросли Владимир Сайгак – заместитель Генерального конструктора самарского ЦСКБ-ПРОГРЕСС, Николай Лысенко – ведущий конструктор КБЮ, ныне учитель физики, Василий Коваленко – научный сотрудник АНТК им. Антонова, Иван Коробский, погибший в 1960 году на Байконуре при подготовке к пуску Р-16… Что это – совпадение или так легли звёздные карты?

– Ко всему, что связано с родной Дмитровкой, отношусь с особой теплотой и благодарностью. Я думаю, что список дмитровчан, кто оказался связан с ракетно-космической и авиационной техникой, на самом деле значительно шире – есть еще многие известные работники КБЮ, ЮМЗ, ПМЗ, ПХЗ.  В Дмитровке – около трёх тысяч жителей, средняя школа, в которой работают высококвалифицированные учителя. В прошлом году отметили 100-летие со дня рождения заслуженного учителя Украины И.И. Тымошивского, нашего учителя физики, который начал свою трудовую деятельность еще в далёкие тридцатые годы и отдал родной школе и любимому делу более 50 лет, в течение которых передавал свои знания и опыт тысячам учеников.

В 70-80-е годы учениками старших классов школы проводилось углубленное изучение физики (восемь уроков в неделю!) с дополнительными теоретическими и лабораторными занятиями.

Если бы не чрезвычайная закрытость в СССР работ по оборонной и ракетно-космической технике, которая не давала широких возможностей школьникам делать сознательный выбор связанной с ракетами будущей профессии, то с учетом географического фактора (Дмитровка находится относительно недалеко от Павлограда и Днепропетровска) дмитровчан в ракетной технике было бы намного больше.

Ныне эстафету Тымошивского подхватил уже названный вами Николай Лысенко. Опыт работы в КБЮ позволяет ему доходчиво объяснять мальчишкам и девчонкам принципы реактивного движения и знакомить их с историей космонавтики. Поэтому не исключено, что у нас ещё будут появляться новые Ломоносовы из Дмитровки.

– Несомненно, в полувековой день рождения к вам со всех сторон слетались добрые слова и тёплые поздравления. А что бы вы хотели пожелать в ответ своим друзьям-товарищам?

– Мира и … ещё раз мира! Сегодня это очень актуально...

Вопросы задавал Юрий ЛИГУН